March 12th, 2019

Путь из водителей военного грузовика в отказчики

Roman Levin arriving at the base which he used to serve at, to announce his refusal to continue serving in the Israeli army.
25 февраля 2019 года Роман Левин прибыл на военную базу, где он прослужил полтора года,
и сообщил командиру о своем отказе продолжать военную службу.

«Безотлагательный суд»  продолжался около пяти минут и окончился приговором к 30‑дневному заключению в Военной тюрьме 6. Как можно судить по предыдущему опыту, после этого срока состоится новый «безотлагательный суд» с таким же приговором.

На этих судах нет ничего, напоминающего нормальный судебный процесс: у обвиняемого нет ни адвоката, ни свидетелей. Закрытое судебное заседание проводится в кабинете командира, публика и СМИ не допускаются.

Повторные 30-дневные сроки могут переходить в годы. Единственный ограничитель – общественное внимание к отказчику и  солидарность с ним. Если они проявлены в Израиле и за рубежом, военные власти после многочисленных продлений освобождают отказчика.

Когда Роману Левину было три  года, его семья переселилась их Украины в Израиль и жила в Бат-Яме. Полтора года назад Роману исполнись 18 лет, и он поступил на военную службу. Тогда он стремился в армию, полагая, что тем выполнит свой гражданский долг и послужит обществу.

За полтора года его представления совершенно изменились, и в своем письме отказчика перед неизбежным арестом он написал:

«В настоящее время на Украине идет гражданская война.  Я побывал там несколько месяцев назад и встретился с солдатами, которые не понимают, за что они сражаются и умирают. Я сочувствую им, потому что не имею никакой уверенности в израильской военной политике, основной целью которой является сохранение оккупации. Личный опыт изменил мои представления о значении моей военной службы.  На Украине мне встретились люди, пренебрежительно относившиеся ко мне, потому что я еврей, а в Израиле ко мне пренебрежительно относились, потому что я «русский».

Я проходил службу как водитель грузовика, и часто совершал рейсы по оккупированным территориям. Когда меня призвали в армию, я думал, что военные защищают граждан Израиля, но, прослужив на оккупированных территориях, я понял, что это не так. Особенно, если вспомнить об убийстве протестующих на границе с Газой. Я еще больше убедился в этом, когда был принят  закон о национальном характере государства. Я понял, что мне нужно сделать выбор: нельзя одновременно возражать против оккупации, расизма и капиталистических порядков и при этом служить в армии, которая их сохраняет.

Экономически мне и моей семье было бы лучше, если бы я окончил службу, получил причитающиеся мне армейские выплаты и права водителя грузовика, что обеспечило бы мне заработок на гражданке.  Но для большинства палестинцев, особенно находящихся в полосе Газы, такие общественные и экономические возможности закрыты. Когда затягивается петля на шее палестинского народа, в Израиле увеличивается разрыв между бедными и богатыми. Бедность уменьшает надежду на лучшее будущее у трудящихся израильтян. Государство отдает 70 миллиардов шекелей в год оборонному бюджету вместо вложений в образование, здравоохранение и благосостояние».


Роман Левин получил поддержку “Mesarvot” – сети, поддерживающей политически-мотивированных отказчиков.
---------
По рассылке "Гуш Шалом", Adam Keller
--------

Роман Левин расказывает о своем поступке
https://relevantinfo.co.il/

(Видео на русском языке - прокрутить вниз)